?

Log in

No account? Create an account
гордо

Как я стала совершеннолетней.

Шла весна 2001 года, Британию трясло и лихорадило, мир выворачивался наизнанку.

В ночь Бельтайна мы устали до крайности. Обстановка накалялась. Непонятно что происходило в Доме-на-Холме, а с каждой минутой сидской ночи испарялась надежда на возвращение Шона. Уже третий раз за ночь, по разным каналам - отказ.  Примерно к пяти утра я сидела в гостиной, уже плохо соображая,  когда услышала краем уха, что Люциус Малфой мертв. В тот момент эта новость слабо скользнула по моему сознанию - все мои мысли были заняты братом. Ну и ладно, мертв и мертв, нам же легче. Вот что делать, когда закончится Бельтайн, а брат так и не вернется, меня интересовало гораздо больше.
Ближе к шести утра в гостиную нетвердой походкой вошла Астарта. Ее трясло, на ней лица не было. Я молча усадила ее на кровать, обняла, заварила Глоток надежды. Астарта молча плакала. Я понятия не имела, что с ней и почему она так, но не спрашивала ни о чем, только поила зельем и обнимала. Голова у меня уже никак не работала, поэтому вспоминать и сопоставлять факты, чтобы понять причину, было для меня задачей непосильной. Наконец, Аста немного успокоилась и уснула у меня на плече. Вот и славно, решила я, негоже человеку так переживать, осторожно переложила ее на кровать и собралась идти уже наконец и самой поспать. А то младшие уже не верят, что Дайрин Дерри вообще когда-нибудь спит.

И надо же мне было, пока я вставала из-за стола, опрокинуть на себя котел с остатками остывшего Глотка Надежды. Я тихо выругалась, подумав про себя: утекла моя надежда... И пошла вниз, к душевым, застирать облитые чулки. Мерлинова борода, а я только спать собралась...

Внизу Главный зал представлял собой лежбище Рейвенкло, которые больше всего пострадали от Духа Хогвартса, явившего чудо и уменьшившего их башню до полной невозможности в ней жить. Единственным человеком в сознании был Рэй, сидящий за колдобуком. Ну не могу же я пройти мимо слизеринца молча.
- Мистер Рэй, уже шесть утра! Все работаете, да? Жаль, жаль... А я вот сейчас спать пойду!
Рэй поднимает на меня свои усталые, бездонные карие глаза и абсолютно ровным тоном, без каких-либо эмоций вообще спрашивает:
- Мисс Дерри. Вам известно, Люциус Малфой мертв?
Нашел чем удивить, ха-ха! Да это всем давно известно. Часа два уже тому как.
- Да, мистер Рэй! Очень любезно с Вашей стороны делиться новостями до того, как они появятся в газете.
- Поскольку мертв Люциус Малфой - мертва Северина, - невозмутимо продлждал Рэй. Я насторожилась и перестала паясничать. Вот тут уже пахнет жареным. Не то что мне было жалко Северину - скорее, это минус еще одна проблема (хотя, увы, не моими руками). Рэй явно к чему-то клонил, но к чему - мой мозг после двухсуточного бодрствования не хотел соображать.
- А поскольку мерта Северина - мертва Мелисента, - неумолимо продолжал Рэй. Я тихонько сползала по стенке, словно от Ступефая. - Все свое состояние она завещала вам, мисс Дерри. И теперь Вы - самая богатая невеста Магической Британии. С Днем рождения, мисс Дерри.

Проклятый слизеринец, у него еще хватает наглости так издеваться. Перед глазами плыли черные круги, мир угрожающе покачнулся. Теперь трясло уже меня. Мелисента. Мертва. Мало того что Шон - так еще теперь и Мелисента? И как мне теперь жить? КАК МНЕ ТЕПЕРЬ ЖИТЬ???

Я почувствовала непреодолимое желание куда-нибудь уйти и что-нибудь сделать. Я пока не знала, куда и что. Сходив наверх за мантией, обнаружила сидящими внизу Дамблдора и призрак Перси Уизли. Директор поинтересовался, куда это я в столь ранний час. Я с трудом сдержала едва не вырвавшуюся грубость, пробормотав что-то про потребность человека в одиночестве, и убежала к двери. Призрак двинулся вслед за мной: "Поздравляю, Дерри. Не торопись с выбором. Надеюсь, ты выберешь достойного. Кстати, могу помочь с вложением капитала". Было непреодолимое желание бросить в него что-нибудь чудовищное и жестокое, чтоб отстал. Я сдержалась и свернула в Аврорат. Призрак покачался у ворот и исчез.

В Аврорате был мертвый сезон. Дежурные авроры, не спавшие еще больше меня, были уже совсем мало вменяемы. На мое счастье, там сидел дядька Дугал. Я опустилась на скамейку и неожиданно для себя разрыдалась. Дядька мгновенно проснулся и попытался выяснить, в чем же дело. Но все было напрасно, рыдания душили меня при всякой попытке что-то сказать. Дядька совсем забеспокоился, попросил флегматичного Санглори согреть чая и принялся ждать, пока я хоть чуть-чуть приду в себя. Так прошло около часа, за время которого дядька уже весь извелся, не зная причины столь бурной реакции. Наконец, отпившись сладким чаем, я смогла сообщить в двух словах, в чем же дело. Дядька пробормотал что-то вроде "Ну и что?", на что я продолжила рыдать с новой силой. В конце концов, я постепенно успокоилась и принялась сбивчиво объяснять, что вот, Мелисента - я к ней раньше с подозрением относилась, а потом полюбила ее, она хорошая, на самом деле, хоть и слизеринка, и вообще Мелисента - все, что осталось мне от Шона. А раз теперь и этого нет, то я не знаю, как же мне теперь. А еще все вокруг сегодня будут меня поздравлять с наследством, как будто смерть близкого человека - это праздник! И никому ведь не докажешь, что мне не нужно денег, мне нужна живая Мелисента! И я лично дам пощечину каждому, кто посмеет поздравить меня как самую богатую невесту!

Внезапно открывается дверь, и на пороге появляется... Рэй. Я в величайшем удивлении воззрилась на него: с каких это пор студенты заходят в Аврорат без разрешения?
- Доброе утро. Не удивляйтесь, теперь я стажер Аврората. На рассвете принес клятву. А вам, мисс Дерри, я бы посоветовал пойти поспать - вы еще можете себе это позволить.

Comments

Дайрин, если мне не изменяет память, то это была весна 2001.
Да? Спасибо, Джимми. У меня иногда очень плохо с ощущением времени.
Снова Весна перед глазами встает. Авады, упыри, страшные лица членов ОВР, партизанящий по лесам Поттер... Спасибо, Дайрин. Это нельзя забывать.