?

Log in

No account? Create an account
грустно

Последние четыре часа. Часть вторая.

Но тут, на мое счастье, Горбин отвлекается, пока мизансцена слегка меняется: на место незаметно выскользнувшего Моргана входит целая компания - женская часть упсятника, Рабастан и Треверс. В тесной пыточной становится совсем не протолкнуться. Рабастан, тряхнув кудрями и поигрывая кнутом, безумными глазами оглядывает помещение и выходит (красавчик, даже вампиром красавчик, ничего не поделаешь). Присутствие женщин почему-то окончательно выбивает меня из шаткого внутреннего равновесия. Сама не могу себе объяснить почему, но отдельно взятая Мальцибер или Камерсон кажутся мне не в пример опаснее всех упсомужиков, вместе взятых. Мужская часть усаживает дам, угодливо улыбается и поддерживает светскую беседу о тесноте помещений, чаде факелов и запахе запекшейся крови. Наконец, отсутствие сюжета наскучивает дамам, и они выходят. Вздыхаю с облегчением. Впрочем, остается Треверс. Меня одолевают сомнения в его реальном существовании: по сводкам Аврората Треверс так же мертв, как и Морган. Интересно, он настоящий или это наваждение?

- О, мисс Дерри. Не сочтите за бестактность – рад Вас видеть. Вот посмотрите, мисс Мидоуз: напротив вас висит образцовый Гриффиндор. Чистая кровь, графский титул, героическое поведение вот здесь вот у нас. Мало того: интерес к истории и работа на благо Магической Британии. В Геральдической Палате, между прочим. А вы что имеете в свои годы, а? Стыдно, мисс Мидоуз. Отвратительный Слизерин нынче пошел. Вот Вы, мерзкая грязнокровка… А чего стоит Рэй – позор всего Слизерина! Чистокровный волшебник – и пойти по такому постыдному пути! Нет, это ужасно. Вот скажите, мисс Мидоуз, чем вот Вы лучше ее, а? Почему мы должны делать Вам поблажки только потому, что на Вас зеленый галстук? Мне жаль даже, что мисс Дерри не на Слизерине, хотя из нее отличный Гриффиндор. Мисс Дерри выйдет отсюда героем-гриффиндорцем – а кем выйдете Вы? Вот у нее, в отличие от Вас, есть внутренний стержень, за счет которого она держится столь достойно – но нынешний Слизерин этот стержень полностью утратил, или, лучше сказать, никогда не имел… Ну так что, мисс Мидоуз, кто больше достоин жить – Вы или мисс Дерри? Бездарный грязнокровный Слизерин или героический аристократический Гриффиндор, приносящий пользу своей стране? Зачем нам убивать полезного члена общества? Мисс Дерри, скажите честно: Вы хотите жить?

Молчу. В висках стучит: «Не-верь-уп-сам!» Весь этот цветистый монолог, апеллирующий к моей гордыне, несомненно хорош по риторической форме, но несколько страдает по грубости и нарочитости вмешательства. Добрый полицейский пришел помогать злому. Треверс, не обращая внимания на отсутствие моей реакции, продолжает:

- Знаете, господа, я хочу подарить жизнь этой гриффиндорке. Мы не воюем с детьми. (тут я вспомнила о том, что совсем недавно мне исполнилось 18 – совершеннолетие не только магическое, но даже маггловское…) Я ей сочувствую и не хочу ей зла. У меня есть право просить у Лорда – я сейчас пойду просить у него жизнь для Дерри.

Но в этот момент в пыточную решительным шагом влетает Морган:

- Нет, Трэверс, ничего у тебя не получится! У меня тоже есть право просить у Лорда – и я буду просить, чтобы отпустили Химеру и убили Дерри, потому что я тебя ненавижу! Ты, жалкий червяк, недостойный зваться рыцарем Ордена! КРУЦИО УЛЬТИМА!!!

Страшный, невероятный крик, заполнивший все пространство. От него вылетают перепонки в ушах и в глазах прыгают звезды. И это при том, что кастуют не на меня. Наконец, Морган убирает руку с палочкой. Тело Трэверса остается неподвижным на полу. Морган нагибается и походя на мгновение прикладывает еще раз: «Круцио!» Трэверс вздрагивает и приходит в сознание. Горбин-и-Бэрк, все это время стоявший рядом со мной, подзуживает:

- Смотри: его пытают из-за тебя! Он за тебя вступился, а теперь его за это пытают! Хочешь узнать, что он чувствует? Силенцио! Круцио!

Теперь уже и изуродованная кисть, и распоротый живот кажутся детским лепетом. Потому что пыточная с чадящим факелом трескается и рассыпается на осколки, и в черной пустоте взрываются тысячи огненных шаров…

Я не помню, сколько это продолжается. Однако во время передышки краем глаза замечаю, что Химера уже не висит на соседней дыбе, а сидит рядом на стуле и пьет какую-то жидкость из чашки, дуя и обжигаясь. Чувствую неимоверное облегчение: сейчас они ее отпустят, потому что в чашке – явно какое-то восстанавливающее зелье. Ну хотя бы теперь им не останется кем меня шантажировать. Ни один из упсов не подходит на роль того, за кого я стану переживать, а вот Химера в качестве потенциального инструмента шантажа смущала меня гораздо больше. Ну, теперь померяемся один на один. То есть много на одного, конечно – но вы, господа, сами растеряли все рычаги воздействия на меня. Теперь мне почти ничего не страшно. Следующий Круциатус скрывает от меня момент, когда уводят Мидоуз.

Между тем продолжается кордебалет с Трэверсом. Морган не жалеет на него ультимных Круциатусов и даже Менто Менореса (в тесной пыточной на все это едва хватает места), а Горбин, сняв меня с дыбы и заломив мне руки за спину, пытается заставить пнуть катающееся от боли тело Треверса. Ну уж нетушки, если бег и умение плавать не помогают, то ронять своего достоинства и пинать беспомощное тело, тем самым выполняя по своей воле (без Империуса то есть) упсовский приказ, я не буду. Мне, кстати, все еще не ясна природа этих двоих: если Горбин-и-Бэрк держит меня физически и кастует на меня непростиловку – как минимум это значит, что он а) существует б) живой. Живы ли, а также существуют ли вообще Морган и Треверс, и что это не плод моего больного воображения или упсовского наваждения – я поручиться не могу. По моим последним данным из внешнего мира, они были оба мертвы, а физически ни один из них пока меня не касался. Так что вопрос о том, совпадает ли то, что я вижу, с тем, что действительно происходит, остается открытым.

- Ну давай, пни его! Если ты его пнешь – мы перестанем его мучить! Ах, какая злая девочка. Неужели тебе не жалко человека, который за тебя страдает? Вот была бы на твоем месте, к примеру, Молли Уизли…

Не человека, а упса, думаю я. Это во-первых. А во-вторых – если он мертв, то круциатусы ему нипочем, а он просто хорошо притворяется. Но пытаться развести мою жалость на Трэверса, пусть даже и после предварительной обработки – это прямо даже смешно… Любой незнакомый мне житель Хогсмида – гораздо более действенный метод давления на меня.

Comments